Жили б у бабуси три весёлых гуся...

...если бы бабусе не потребовался на них патент.

ФАКТ:

В Госдуму внесён законопроект, по которому можно будет облагать налогом личные подсобные хозяйства населения.

ЦИФРЫ: 43,6% крупного рогатого скота, 13,8% поголовья свиней, 46,1% овец выращивается в личных подворьях граждан, здесь также выращивается 78% картофеля и 67% овощей. Все это будет утрачено и перейдет в импорт продовольствия, который и так увеличился на 24%.

КОММЕНТАРИЙ:

С этой идеей депутаты уже носились. Новая попытка была затеяна нынешним летом. Поскольку это происходило на фоне обсуждения пенсионной реформы, страна не заметила скупых сообщений об инициативе депутатов в федеральных СМИ. Ведь эти издания имеют весьма малое хождение «в народе».

Да и название у законопроекта, как нарочно, скучнейшее: «О внесении изменений в статьи 34643 и 34645 части второй Налогового кодекса Российской Федерации». Как видите, ни слова о личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), хотя речь в законопроекте идёт исключительно о них. Замечу в скобках, что этим приёмом Госдума пользуется регулярно, добиваясь, чтобы законопроект привлёк внимание только «узких специалистов», которые понимают, что кроется за номерами статей законов, подлежащих редактированию

Сейчас пункт 13 ст. 217 Налогового кодекса освобождает личные подсобные хозяйства от налогообложения доходов, получаемых гражданами от реализации излишков продукции. Деятельность ЛПХ закон признаёт некоммерческой, это – «форма непредпринимательской деятельности по производству и переработке сельскохозяйственной продукции».

В пояснительной записке к законопроекту говорится: «За десять последних лет, как показала Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года, – существует довольно многочисленная группа личных подсобных хозяйств (ЛПХ), ведущих по сути предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированных ни в качестве крестьянского (фермерского) хозяйства, ни в качестве индивидуального предпринимателя».

(В скобочках замечу: многие граждане не желали отвечать на вопросы переписи, и Росстат их уговаривал: мол, ответы не повлекут ни налоговых, ни иных репрессий. А оказалось: селяне правильно опасались!).

Статистика, положим, правдива. И конфликты иногда вспыхивают в сельской местности, с жалобами на соседей, которые развели «слишком много» птицы или сельскохозяйственных животных. Надо, однако, признать, что жалобы эти исходят, как правило, от так называемых «дачников», люди прикупили себе «домик в деревне» для безмятежного отдыха на лоне природы, чтобы отдышаться чистым деревенским воздухом после городской гари, а тут – куры-гуси, коровы-лошади, запахи… «Дачник» - человек грамотный, он аргументирует свои жалобы именно тем, что сосед-де по сути занят предпринимательством, а налогов не платит.

Приведя статданные, парламентарии почему-то не хотят проанализировать причины сельской метаморфозы. Не вспоминают, что за тот же срок в стране почти вдвое (с 253 тыс. до 136,7 тыс.) сократилась численность крестьянских (фермерских) хозяйств, которые, как раз, были субъектами предпринимательской деятельности, зато число «личных подсобных и других хозяйств граждан» выросло примерно на 3% – с 22,8 млн. до 23,5 млн. В большинстве своём бывшие фермеры ликвидировали своё дело чисто юридически. Гуси остались гусями, коровы – коровами, только теперь они несутся и доятся в подсобных  хозяйствах. И именно потому, что существование ЛПХ не так заформализировано, как КФК, не перегружено бумагами, с которым надо ходить по бюрократам.

Но  справного крестьянина власть хочет теперь достать и на территории его ЛПХ.

В пояснительной записке депутаты пишут: «На местном уровне положительный эффект от принятия предлагаемых изменений ожидается в виде укрепления доходной базы местных бюджетов, в том числе за счёт легализации бизнеса».

Допустим, что самый справный хозяин действительно реализует излишки своей продукции. Но почему его надо загнать в бизнесмены? Разница между КФХ и ЛПХ уже в том, что первое может претендовать на государственную поддержку. А владелец подворья отказывается и от этого права, и от бумажной волокиты, и предпочитает просто кормить соседей, ближних и дальних.

Ладно, тут хотя бы честно говорится: надо ободрать подворье ради бюджета, который всё хуже наполняется нефтерублями, но разворовывается ещё активнее, чем в самые тучные годы. Далее же начинается настоящий фестиваль ханжества: «Законопроект направлен на создание более благоприятных экономических и финансовых условий функционирования субъектов малого предпринимательства и на снижение налоговой нагрузки на малый бизнес, в частности на индивидуальных предпринимателей, применяющих ПСН».

Законодатели своеобразно представляют себе эту самую ПСН, то есть патентную систему налогообложения. Трудно сказать, знают ли они, что владелец патента обязан также делать взносы в пенсионный фонд и фонд ОМС. Сейчас это примерно 30 тысяч рублей в год. И не факт, что ты продашь продукции хотя бы на такую сумму.

Дело не только в количестве грядок или голов. А в том, что всякий крестьянский труд – рискован. А если скот пал или случился неурожай из-за  плохих погодных условий? Когда ты платишь налог с фактической прибыли – одно дело, но за патент-то ты в любом случае уже заплатил, да и взносы из-за убытков не отменят.

Директор центра агропродовольственной политики Академии при президенте (РАНХиГС) Наталья Шагайда отмечает, что товарность продукции ЛПХ невелика, рыночная их деятельность – скорее исключение, прежде всего – из-за затруднённой логистики, это – единицы, а «абсолютному большинству производство продукции нужно для себя». Добавим: или для других жителей той же деревне. Включая сюда и дачников. Деревня нынче и так слишком привязана к автолавке, а уж если люди, как пророчит Шагайда, «забросят и те огороды, что имеют»…

Ещё один эксперт, директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько: «С точки зрения пополнения бюджета эта мера правильная, но она вряд ли простимулирует развития производства, поскольку будет восприниматься как налог, которого раньше не было».

И, наконец, самый важный изъян законопроекта: отсутствие критерия – кто должен приобретать «патент на курицу», а кто – нет? Где граница между  огородом и плантацией, имеющей промышленный размах, между «бабусиными гусями» - и стадом, приносящим прибыль? В законопроекте эта разница не выражена ни в гектарах, ни в центнерах. Здесь говорится только: «Законопроектом предусматривается предоставить полномочия субъектам Российской Федерации объединять виды предпринимательской деятельности в области животноводства и растениеводства (…) в отношении которых может применяться патентная система налогообложения, в единый патент с установлением единого потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода».

Может быть, региональные власти и скажут спасибо за дар в виде очередного «рамочного закона», по мотивам которого они должны будут сочинить собственный, областной. Нельзя, однако, исключить, что и они придадут своему закону форму «рамочного», передоверив определение границы властям муниципальным. Ведь муниципалитеты тоже разнятся между собой по населённости, качеству почв и т.д., как разнятся губернии.

А в результате наиболее нищие субъекты Федерации или муниципальные районы постараются извлечь максимальную выгоду для бюджета. За счёт селянина – и за счёт продовольственной безопасности страны в итоге.

Между прочим, в число «облагаемых» власти могут включить и тех самых дачников, которым так «пахнет» от соседских ЛПХ. Можно ведь ввести очень скромную допустимую норму для грядок, а некоторые горожане, проводящие в деревне по 9 месяцев в году, без подсобного хозяйства не обходятся…

Проще было бы решить как раз проблему могучих стад, принадлежащих тем самым единицам. Для этого не надо жечь всю окрестность налоговым напалмом. Достаточно ввести на территории сельского поселения правила благоустройства, землепользования, содержания домашнего скота, которые все обязаны исполнять, дабы не ущемлять интересы односельчан. Но тех, кто хочет ограбить согражданина, такие способы явно не интересуют.

Кстати, угадайте с трёх раз, члены какой партии внесли законопроект?

Спасибо за сообразительность: конечно, он исходит из фракции «Единой России».

Правительством он также одобрен.

ФАКТ:

Правительство вернулось к обсуждению введения в России социальной нормы энергопотребления для населения, когда при превышении лимита резко вырастают тарифы. Министерства и ФАС должны к 15 января 2019 года внести проекты нормативных документов.

КОММЕНТАРИЙ:

Напомним, что соцнорму пытались ввести в 2013 году. Тогда в шести пилотных регионах была установлена норма в 50-190 киловатт-час в месяц на человека. Условием распространения эксперимента на всю страну была выдвинута поддержка новации 70 процентами плательщиков за электроэнергию. Однако  «пилоты» сообщили о негативной реакции плательщиков. Даже пропутинский «Общероссийский народный фронт», решив, что инициатива чревата социальным взрывом, потребовал отложить введение норм потребления.

Со второго «подхода» параметры новации изменяют. Соцнорму хотят зафиксировать на уровне 300 киловатт-час в месяц, оплачиваемых по базовому тарифу. За потребление свыше этой цифры придётся платить по повышенному тарифу, за более 500 киловатт-час - по «экономически обоснованному» (то есть такому, который полностью возмещает затраты поставщиков, включая и разумный процент рентабельности). При этом объём потребления фиксируется не на человека, а на «точку подключения». Эксперты считают, что в соцнорму уложится большинство домохозяйств. Так, заместитель главы ФАС Виталий Королёв отметил, что в среднем на человека в России приходится 89 киловатт-час в месяц и отметил опыт успешного введения соцнормы для населения в Крыму.

Для россиян, нуждающихся в соцподдержке, в проекте реформы предполагаются субсидии. Однако при этом правительство рассматривает вариант постепенной отмены льготных тарифов для жителей сельской местности, а также для квартир с электроплитами или электроотоплением.

Утверждается, что главная цель – борьба с перекрёстным субсидированием услуги, вредным для казны. Всё так. Остаётся лишь выяснить опытным путём, способны ли россияне начать экономить электроэнергию – а главное, понадобится ли им этот навык, если учесть, что их жилища теперь нашпигованы электроприборами, пусть и энергоэффективными. Или надо будет повыбрасывать современные электромясорубки туда, куда когда-то отправляли старые, с ручным приводом, и, наоборот, искать прежние, «бабушкины» модели. Придётся, раз первый эксперимент пятилетней давности блистательно провалился, так и не дав убедительного ответа на вопрос.

Понятно лишь, что в ближайшее время государство не намерено останавливаться в «закручивании гаек» на своём бюджете и, следовательно, на личных бюджетах граждан. Президент ведь просил вас, объясняя неизбежность пенсионной реформы, отнестись к этому с пониманием. Мы даже допускаем, что нормирование расхода электроэнергии не только неотвратимо, но и терпимо для части россиян. Смущает другое.

В прошлый раз нормирование отменили, опасаясь протестов, социального взрыва. Если власти пошли на второй круг с той же, пусть и несколько преображённой, идеей, это может означать, что «успешное» принятие именно  пенсионной реформы, которая вызвала массовое недовольство, но не привела к массовым протестам – открытым, уличным, организованным – привело их к мысли: теперь можно реализовать и другие непопулярные мероприятия. Сюда же относится и введение патентов для владельцев личных подсобных хозяйств. Лошадка досталась смирная, не брыкнёт, не понесёт…

Сергей ХЛЕБНИКОВ

Поделиться: